КТО ИЗ НАС БЕЗ ГРЕХА?

 

Жил-был на свете старый-престарый сом. На рыбу он уже лет тридцать не охотился – вышел на пенсию. Промышлял всё больше уточкой или собачонкой.

Но однажды после захода солнца на озеро пришла купаться целая орава ребятишек. А пенсионер наш уже неделю ничего не ел. Вот и покусился он на малолетика – утянул его на дно, спрятал под корягой, подождал, пока мяско размягчится, и скушал с превеликим удовольствием.

И случилась с нашим дедушкой беда – стал он на старости лет людоедом. Думать ни о чём не может, кроме как о сочных детишках, резвящихся на мелководье, и таскает их одного за другим.

А люди уже в панике – ищут серийного убийцу, настоящую травлю устроили. И стал наш дедушка-людоед думать-гадать, как ему от расплаты уйти. Думал-думал и вот что решил: «Возьму и стану у людей епископом! Не поднимется у них рука на своего духовного окормителя

Сказано – сделано! Принял сан, затем постриг, стал читать лекции о милосердии, говорить слёзные проповеди. Так и взошёл на епископскую кафедру!

Кормить его стали нежнейшей форелькой да копчёненьким тунцом, стерляжьей ушицей да осетровым балычком. А в Великий Пост его преосвященство показывал чудеса воздержания и переходил на крабов и омаров – благо, что Устав морепродукты не запрещал, а то помер бы с голоду наш подвижник.

Тридцать лет восседал на епископском троне старый сом, умер от глубокой старости и был похоронен с превеликими почестями. Уже ставится вопрос о его прославлении.

«А как же пожранные детишки и йоркширские терьеры? – спросите вы. – Неужели они так и остались неотмщёнными

«Рыба – такая же тварь Божья! – отвечу я. – Кто из вас не балуется форелькой и тунцом, пусть первым бросит в него камень!»