Интервью

О романе «Князьки мира сего»

О книге «Свет за облаками»

О книге «Пути Господни. Радость узнавания»

Об издательстве «Символик»

 

 

Дмитрий Савельев и Елена Кочергина: «Если мы хотим достучаться до душ и сердец юного читателя, необходимо выйти ему навстречу и говорить с ним на знакомом и интересном ему языке»

– Ваш роман написан в жанре «фэнтези». Сам я, прикоснувшись к житиям святых и к практическому богословию писателей типа преподобного Силуана Афонского и святителя Николая Сербского, стал писать из реальной жизни, не позволяя себе что-то выдумывать (так как именно через воображение враг и поражает наш разум тленом небытия). Зачем вы обратились к этому опасному жанру? Вам что, не хватает тех траблов и магнифисентов, которые вас окружают, как мухи мёд? Зачем нам ещё что-то выдумывать, если в реале столько всего – возьми новости интернета или тиви только за сутки – и вот тебе матерьяльчик для целого романа-эпопеи?

– Наш роман – это, по сути, притча. Мы использовали этот жанр, чтобы более ярко и выпукло показать некоторые важные для нас духовные реалии.

Сам Господь и многие святые говорили притчами, когда общались с народом. Так что это нормальный миссионерский приём, направленный на тех, кому пока не дано знать тайны Царствия Небесного.

В фантазии (слово «фэнтези» происходит от английского слова «фантазия») ничего небогоугодного в принципе нет. И воображение, как и многие другие свойства человеческой души, использует не только лукавый для погибели человеческой души, но и Господь для спасения человека. Воображение – это основа любого творчества, создания чего-то нового, а способность творчества дана нам Богом, который и сам является Творцом. Мы постоянно творим собственные жизни и мир, в котором живём, так почему бы нам не творить во славу Божию на листе бумаги?

И если поставить себе задачу писать только из реальной жизни, не позволяя себе что-то выдумывать, то разве этим мы не обедним наш мир? Сравнение же со святыми отцами тут, на наш взгляд, не совсем уместно, ведь перед ними стояли совсем другие задачи, чем перед писателями-миссионерами.

Если же пойти по пути отвержения всего, чего нет в реальности, то тогда нам надо отринуть «Маленького принца» Экзюпери, «Хроники Нарнии» Льюиса и многие другие чудесные и светлые произведения лишь на том основании, что всё это – не реализм. Что плохого в том, что человек с помощью языка метафоры выражает в своих произведениях что-то жизненно важное для него самого, то, чем он хочет поделиться со своим читателем? Почему бы не облечь это в форму фантастики?

И где проходит грань между реализмом и фантастикой? «Анна Каренина» – это реализм или нет? На наш взгляд, чем произведение ближе к истинной реальности, что стоит за нашим материальным миром, чем лучше оно отражает духовные законы, данные нам Богом, тем оно реалистичней. Поэтому «Хроники Нарнии» в большей степени реализм, чем, например, романы Эриха Ремарка, так как в произведениях Клайва Льюиса духовные законы выражены более правильно, более реалистично, чем в произведениях немецкого классика, который коверкает действительность в угоду своего мировоззрения, не видя за ней Промысла Божия.

Многих православных почему-то пугает само слово «фэнтези», как будто в нём заложено что-то бесовское. Но в этом жанре ничего плохого нет. Ведь, фактически, фэнтези – та же самая сказка, только для взрослых. В произведениях Достоевского присутствуют элементы фантастики (возьмите, к примеру, сны Раскольникова), да вы и сами, Александр Петрович, пишете сказки, а недавно написали классический рассказ в жанре «фэнтези» – «Тамерлан и Тамерлан», просто вы, видимо, не очень хорошо представляете себе определение этого термина.

Все мы с детства любим читать сказки, и это не случайно. Вы никогда не задумывались – откуда в нас такая любовь к сказке, к волшебству? Почему-то мы глубоко уверены, что в сказке всё правильнее, чем в жизни. В сказке добро всегда побеждает зло, а в жизни так бывает не всегда. Мы чувствуем, что за сказкой стоит некая сверхреальность, которая выше и правильней, чем наша искажённая грехом действительность. Сказка – это метафора духовного мира, за ней стоят персонажи более реальные, чем, например, продавщица в соседнем магазине или тот же налоговый инспектор. В реале мы зачастую живём как бы вверх тормашками. А в сказке всё встаёт на свои места. Это здесь мы живём в фантастических логосах, а в сказке видны логосы истинные. Поэтому можно сказать, что фантастика – жанр более христианский, чем реализм, если, конечно, его правильно использовать.

И ещё, не забывайте, что мы пишем для реальных людей, реального читателя. Наши произведения адресованы, в основном, к молодежи, а молодые люди в наши дни практически не читают современный российский реализм. Так что если мы хотим достучаться до душ и сердец юного читателя, необходимо выйти ему навстречу и говорить с ним на знакомом и интересном ему языке.

– Господь устами пророка Давида сказал нам: «Уклонися от зла и сотвори благо». То есть, зло – оно повсюду, все только и делают, что убивают, воруют, врут, развращают, завидуют, тщеславятся, – а лично ты не делай этого, не принимай участия в творении зла, а уйди в сторону и там тихонько, в келье, в сокрытии, делай то добро, на которое тебе дано благословение. Ваши герои не только не удаляются от зла, но ввязываются в борьбу с ним самым активным образом. Скажите, это у них не от гордости?

– Борьба со злом – и есть главное благо, привносимое в мир христианином. Кем бы был сам Давид (являющийся, кстати, предком главного героя нашего романа), если бы, исторгнув меч у Голиафа, не обезглавил его и не снял позор с сынов Израилевых? Или вспомним, как один из столпов русского монашества – Сергий Радонежский – благословил своих учеников монахов Александра Пересвета и Родиона Ослябю взяться за оружие для того, чтобы освободить Русь от мусульманских захватчиков, представляющих угрозу для Русской Православной Церкви. Вообще, это древнейший спор между святыми разных школ: надо ли противостоять злу физически (громить богохульные выставки, наказывать осквернителей соборов и так далее) или исключительно с помощью молитвы. И можно до бесконечности цитировать Священное Писание и святых отцов в защиту как одной, так и другой точки зрения. А по поводу гордости… Так ведь и «уклоняться от зла» (в вашем понимании) можно из гордости и трусости. Все мы поражены тщеславием, но не малодушно ли говорить себе: «я грешен гордыней, поэтому лучше отсижусь в своей норе и отделаюсь молитвой», – в то время как такие люди, как Андрей Кураев или Константин Кинчев, сражаются в одиночку с князьками мира сего?

– Святые отцы только в самых крайних случаях именуют нечисть, руководствуясь практикой: только назови имя нечистого, как его рога с копытами уже рядом. Вам не страшно так запросто призывать нечистую силу?

– «Святой отец» – понятие слишком абстрактное. Все мы знаем человека, который, к сожалению, пока не прославлен, в то время как вполне заслуживает звания «равноапостольный» за неимоверное количество приведённых им в Церковь людей. Многие прославленные святые могли бы позавидовать объёму собранной его трудами жатвы. Этот человек – Фёдор Михайлович Достоевский… Так вот, к вопросу о нечистой силе. Помните, как Достоевский назвал один из своих романов? Правильно, «Бесы»!

Кстати, упомянутая вами практика относительно нечистых если и была рекомендована некоторыми из святых отцов в качестве практического пособия, то исключительно для полуверов. Знаете, в кого бесы вселяются телесно в подавляющем большинстве случаев? Именно в полуверов, у которых нет стабильной Божией защиты, «яко привременны суть». Они уже приоткрыли свои раковины и впустили духовный мир в свои жизни, но ещё не умеют с ним должным образом обращаться. И как раз полуверам-то мы читать наши книги активно не рекомендуем, так как они предназначены либо для людей, ищущих Бога, либо для полноценных христиан, взращивающих в себе Христа и поэтому не боящихся именовать своего врага по имени.

Человеку, находящемуся в поиске Бога, бывает душеспасительно узреть бесов, чтобы убедиться в реальности их существования и влияния на человеческие души. Если такой человек поймёт, что на него воздействуют некие невидимые, но реальные силы зла, то это даст ему сильнейший стимул для того, чтобы уверовать в Бога и обратиться к Нему за помощью и защитой от этого зла.

– Зла на земле предостаточно. Оно приходит к нам через самых близких, чиновников, полицейских, бандитов, пьяных соседей и прочее. Выдумывая новое зло – например, пришельцев и воплотившихся нечистых, – не участвуете ли вы в умножении зла? Или вам того, что в реале есть, не хватает?

– В наше время бесы фактически уже материализовались, и задача православного писателя – выводить их на чистую воду, называя всё своими именами. Визуализация скрытых негативных процессов – один из базовых миссионерских приёмов, не однажды продемонстрированных самим Спасителем. В данном случае Достоевский шёл по стопам Христа, а мы стараемся идти по стопам величайшего христианского писателя.

– Надеюсь, вам священник дал благословение на написание романа такой тематики. Хотя, с другой стороны, «битая задница – умная голова» – может, именно так – через пинки, зуботычины и томление духа – и вырастают настоящие писатели... Не так ли?

– Тут вы затронули больную тему: «Русская Православная Церковь – самая фарисейская Церковь в мире!» Где вы видели члена РПЦ, который, задумав совершить какое-нибудь, по его мнению, благое дело, не бросается искать духоносного священника, который его на это дело благословит? И духоносный священник, конечно же, всегда отыскивается. Хочешь уйти в монастырь? Благословляю, сын мой! Ждёшь прихода антихриста и собираешься прикупить фуру консервов вместе с домиком в Дивеево? Благословляю, сын мой!.. Нам, к сожалению, пока тоже не удаётся избегать сей печальной участи: какая-то сила раз за разом толкает на поиски духоносных священников, могущих оценить твой благой замысел и подтвердить, что ты правильно определил Божью волю. И это неумолимо свидетельствует о нашем щенячьем возрасте во Христе.

– В любом случае, творческих удач вам и Божией помощи, особенно покрова Пресвятой Богородицы!

– И вам того же, дорогой Александр Петрович, только в десять раз больше!

Беседовал Александр Петров

17.05.2013

 

Дмитрий Савельев и Елена Кочергина: «Истинная любовь супругов друг к другу не может не привести их к Богу…»

 Дмитрий и Елена живут в небольшой комнатке в блочной девятиэтажке постройки 70-х годов. Первым делом мне бросаются в глаза два горных велосипеда, стоящие у стены.

— Это наши старички, — улыбается Дмитрий, перехватывая мой взгляд. — Серебряному — двадцать лет, бордовому — четырнадцать. Каждый тысяч по двадцать пробежал. Все шестерёнки уже заменили — старые стёрлись. А вообще они в хорошей форме.

— Старый друг лучше новых двух, — подтверждает Елена. — Рука не поднимется их кому-то отдать, чтобы купить новые. Столько вместе пережито!

В красном углу стоит венчальный складень — Казанская Богоматерь и Христос с Евангелием. Над кроватью — распятие.

— Крест со Святой Земли, — поясняет Дмитрий. — Родные привезли. Сами мы на медовый месяц съездили в Турцию и больше из России ни ногой.

— И совсем не хочется побывать на Святой Земле или на Афоне?

— Раздирать «одну плоть» на две части, чтобы одна из половинок отправилась в паломничество на Святую Гору? — удивляется Дмитрий. — По-моему, это как-то неправильно. На Афон пусть ездят холостяки, монахи. А мы надеемся побывать там вместе — после того как земля преобразится. Тогда не будет запрета женщинам на въезд.

— Ну а на Святую Землю съездить не хочется? Её называют пятым Евангелием.

— Это не совсем верно, — возражает Дмитрий. — Я бы не ставил места́ земной жизни и страданий Спасителя наравне с Евангелиями. Да, Святая Земля тоже благовествует, но на что она действует? На сердце. А Новый Завет — бесконечная пища для разума. В Евангелиях такие глубины, которые не могли познать величайшие святые. Можно ли сказать про Христа, что Он есть самое чистое и доброе Сердце? Нет. Мы скажем: у Него самое чистое и доброе сердце из всех людей. А можно сказать про Спасителя, что Он есть Разум, всякий ум превосходящий? Можно и говорится. Поэтому Евангелие — это в одном из значений Сам Христос, Слово Отчее. А Святая Земля — лишь следы Его пребывания, помогающие укрепляться в вере, когда она ослабевает.

— У меня слово «спасаться» ассоциируется с пребыванием на одном месте, — добавляет Елена. — Сразу вспоминаются Серафим Саровский, Феофан Затворник и другие святые, которые никуда не выезжали. Разъезды и паломничество нарушают гармонию внутренней жизни, отвлекают от богомыслия. Мне кажется, они нужны либо новоначальным, либо тем, у кого ослабела вера.

— Интересная позиция. А у вас самих вера никогда не ослабевала?

— Настолько, чтобы надо было ехать на Святую Землю — нет, — улыбается Дмитрий. — Конечно, периодически случаются приступы маловерия, но, как правило, хватает обычных средств борьбы — понуждения себя на молитву, чтения Евангелия, причащения.

— К тому же мы — одна плоть, — говорит Елена. — С одной стороны, это означает, что мы можем заражать друг друга грехами. Но с другой стороны, мы и исцеляем друг друга, когда кто-то из нас впадает в яму маловерия.

— Насколько я понял, повесть «Свет за облаками» — это как раз хвалебный гимн браку?

— Можно и так сказать, — отвечает Елена. — Вернее, это хвалебный гимн истинному браку и истинной любви. Мы уверены, что истинная любовь супругов друг к другу не может не привести их к Богу, к Божественной Любви. Каковы признаки истинного брака? Готовность пожертвовать собой, своими интересами, полностью открыться своей второй половинке, жить её жизнью и дать возможность ей жить своей жизнью. Тот, кто научится быть одной плотью с другим человеком, сможет перенести эти отношения и на Христа, впустить в себя Бога, стать одним целым со Спасителем. Эта мысль многократно звучит в Евангелии: Христос называется женихом человеческой души, а единение человека со Христом сравнивается с брачным союзом. В одном из толкований и таинство Крещения есть обручение души с Богом — залог полного единения в Царстве Небесном, где Господь будет всё и во всём. Исповедуемся и причащаемся мы для того же — чтобы полностью открыть свою душу и своё тело Небесному Жениху.

— Ваш «Свет за облаками», как мне кажется, перекликается с «Переландрой» Клайва Льюиса. Я прав?

— Я бы сказал, что «Свет за облаками» скорее похож на «Расторжение брака» того же Льюиса, — размышляет Дмитрий. — Это притча, в которой речь идёт не о прошлом, а о настоящем, не о каком-то ином мире или другой планете, а о нашем собственном мире, о наших душах. Она о каждом из нас, ведь все мы когда-то «упали с неба» в адские бездны земли и теперь должны вновь научиться любить и устремлять свой взгляд к небесам. Это трудно, но реально. Господь всех нас приглашает на экскурсию в рай и предлагает там остаться, но нам решать — принять ли это приглашение или вернуться в свой персональный ад. В «Свете за облаками» наши герои принимают приглашение Господа, чего мы искренне желаем всем нашим читателям.

— А кто такой Агапэ?

— По-моему, его имя говорит само за себя. Думаю, читатель и сам догадается, что мы зашифровали в этом произведении, если хорошенько подумает, — отвечает Елена.

— Слышал, вы сейчас отошли от прозы для взрослых и переключились на сказки для детей. Что вас к этому подвигло?

— Да, не так давно мы увлеклись написанием сказок, — рассказывает Дмитрий. — Правда, нельзя сказать, что это чисто детская литература. Сказки наши не только и не столько для детей, сколько для их родителей-взрослых. Мы так и назвали наш новый сборник: «Добрые сказки для взрослых (и) детей». Причём «и» стоит в скобках, чтобы можно было прочитать «для взрослых детей». Кстати, мы и тут не то чтобы очень отступили от нашего любимого направления — фантастической притчи. Ведь в наших сказках, как и в других наших произведениях, присутствует иносказание, метафора. К ним читателю надо подбирать ключик, чтобы понять заложенные там христианские идеи. Но в то же время мы старались писать эти сказки так, чтобы и детям тоже было интересно их читать. Вспомните, Ганс Христиан Андерсен сочинял свои сказки в основном для взрослых, а теперь они стали эталоном сказки для детей. Надеемся, что и наши сказки понравятся людям всех возрастов. В них, само собой, нет свойственных взрослой литературе описаний сцен насилия или сексуальных сцен, всё предельно мягко.

— А вдохновил нас на написание таких сказок-притч один прекрасный человек и чудесный современный сказочник — Станислав Владимирович Брейэр, — добавляет Елена. — Именно он заразил нас своими необычными, немного даже сумасшедшими (в хорошем смысле слова) сказками, где в качестве героев выступают ожившее озеро, окно, кровать и так далее. Но самое главное — сказки эти удивительно добрые и светлые, в них выражены дух и суть христианства. После их прочтения нам тоже захотелось испытать себя на этом поприще, попробовать написать по-настоящему добрые христианские сказки. Ну а насколько хорошо у нас это получилось — судить читателю.

— Есть какие-нибудь планы на будущее? Что пишете или хотите написать?

— Очень хочется написать сказочно-фантастическую повесть для подростков, — говорит Елена. — Это, на мой взгляд, самый обиженный возраст в плане того, что для него пишется мало хороших книг русскими авторами. Хотя на Западе сейчас очень популярны книжные сериалы для подростков — по ним уже снято множество фильмов. Думаю, не надо их перечислять — все и так их прекрасно знают. Секрет их популярности, как мне кажется, в том, что их читают и смотрят не только подростки, но и взрослые люди. Возможно, это следствие общей инфантилизации современного читателя и зрителя. Литература для взрослых кажется ему слишком сложной и непонятной, а произведения для подростков — как раз по разуму. Так что, не исключено, что и у нас скоро войдут в моду произведения, написанные для среднего школьного возраста. Однако кто бы ни был нашим потенциальным читателем — ребёнок или взрослый, — мы хотим, чтобы наше произведение не было пустым развлекательным чтивом (хотя, конечно, оно должно быть интересным и необычным), а несло нравственный и духовный заряд, тянуло к Небу, заставляло задуматься над бытийными вопросами.

— Ну а что касается сюжета будущей повести, то он примерно такой, — подхватывает Дмитрий. — Брат с сестрой, погодки, едут на «Сапсане» в Санкт-Петербург в гости к друзьям. В дороге они по неизвестной причине оба засыпают, а когда просыпаются, то обнаруживают, что попали совсем не в тот город, в который ожидали попасть. По городу разгуливают говорящие йоркширы, древесные великаны и тролли, вместо Зимнего дворца в небе парит замок с титанами, в Неве обитают русалки, и повсюду разлито волшебство. Зачарованный Питер опутывает брата и сестру своими сетями, и с каждым днём им становится всё тяжелее вырваться из волшебной реальности. Эта повесть по задумке — в первую очередь о нравственном выборе; о предательстве, падении, восстании и очищении; о том, что добро всегда сильнее зла. И, конечно же, о том, как нелегко порой бывает вернуться домой, в объятия отчие.

— Начало интригует. Желаю удачи в написании повести. Всех вам благ!

— И вам спасибо за интересные вопросы.

Беседовал Денис Пашковский

15.09.2015

 

Елена Кочергина: «Ценность книги "Пути Господни" заключается в том, что в ней зафиксирован реальный опыт наших современников»

— Почему Вы решили рассказать свою историю?

— Дело в том, что я уже работала над книгой «Пути Господни», когда автор идеи и основной «собиратель» историй Святослав Можей сказал мне: «Было бы интересно услышать и вашу историю о приходе к вере». Я подумала, что история моя довольно необычна и может помочь разобраться в себе многим людям, и изложила её на бумаге.

— Ваша история о том, как Вы нашли Бога через любовь к мужу. Но, к сожалению, нередки ситуации, когда приход к Богу, воцерковление одного из супругов напротив вносит разлад в семейную жизнь. Как, по Вашему мнению, сохранить гармонию в отношениях и привести супруга или супругу к вере?

— Думаю, что в этом случае главное — терпение и молитва. Ни в коем случае нельзя давить на свою вторую половинку, а действовать можно только лаской и личным примером. Апостол Павел сказал: если какой брат имеет жену неверующую, и она согласна жить с ним, то он не должен оставлять ее; и жена, которая имеет мужа неверующего, и он согласен жить с нею, не должна оставлять его. Ибо неверующий муж освящается женою верующею, и жена неверующая освящается мужем верующим (1Кор. 7:12–14). По-моему, тут ни добавить, ни убавить. Придёт время, и неверующий супруг или супруга освятится через верующего.

— Что изменилось в Вашей жизни с момента подготовки Вашей истории к печати?

— За последний год мы с мужем переквалифицировались из взрослых писателей в детских. Всё свободное время пишем сказки. И к тому же в издательстве «Символик» недавно вышла наша первая сказка «Ванечка и сом» с чудесными иллюстрациями Татьяны Сониной. Так что у нас настоящий праздник — каждый новый день встречаем с улыбкой и благодарим Бога за все Его благодеяния.

— Вы являетесь не только героем одной из историй книги «Пути Господни», но ответственным редактором этого издания. Поделитесь, пожалуйста, опытом работы над этой книгой.

— Книгу готовили почти два года. Она состоит из восемнадцати интереснейших автобиографических историй, рассказанных самыми разными людьми. Основой для книги послужил цикл небольших документальных фильмов, снятых студией «Символик». Кроме того, Наталья Горбачева (составитель книги) провела серию интервью с будущими героями «Путей Господних». А некоторые истории люди, узнав о нашем проекте, писали сами и присылали в редакцию. Затем все эти рассказы были собраны воедино, литературно обработаны и скомпонованы в книгу. Кроме меня, Натальи Горбачевой и Натальи Иртениной (литературного редактора) над книгой работало множество замечательных людей. При этом она не «причёсана» под определённый стандарт, но по мере возможности был сохранён авторский стиль каждой истории. Ведь основная ценность книги заключается в том, что в ней зафиксирован реальный опыт наших современников, все эти истории — настоящие алмазы, и нашей целью было максимально осторожно огранить их, подчеркнув неповторимость и красоту каждого. В общем, работа проделана колоссальная, и надеюсь, читатель это оценит.

— Как, по Вашему мнению, могут повлиять на наших современников такие книги, как «Пути Господни»?

— Я думаю, что каждый человек, который прочтёт эту книгу, — и верующий, и неверующий, — откроет для себя что-то новое и любопытное. Я беседовала со многими людьми, читавшими книгу епископа Тихона (Шевкунова) «Несвятые святые». И ни один из них не остался равнодушным к описанным владыкой Тихоном событиям. Книга «Несвятые святые» приоткрыла людям целый мир, удивительный и таинственный, — мир человеческой души. Мне кажется, что книга «Пути Господни» должна вызвать тот же эффект. Многие люди захотят побольше узнать о тех духовных законах, которые действуют в жизни персонажей нашей книги, а возможно, даже изменить себя. Дай Бог каждому успеха на этом непростом пути!

Беседовала Юлия Киреева

02.03.2016

 

Елена Кочергина: «Издавая книги, нести Благую Весть»

Интервью, посвящённое дню рождения издательства «Символик»

— Расскажите, пожалуйста, как Вы пришли в «Символик»?

— Дело в том, что я во-первых — православный человек, во-вторых — детский психолог, в-третьих — писатель, в-четвёртых — специалист по православной художественной литературе. Стоит ли удивляться, что три года назад мой путь пересёкся с путём православного издательства, которое на тот момент как раз начало выпускать детскую художественную литературу? 

Сначала я была ведущим редактором по подростковой литературе, а потом, когда издательство осталось без кормчего, встала у его руля.

— Какой путь проделало издательство «Символик» под Вашим руководством?

— За те два года, что я работаю главным редактором «Символика», издано более 40 книг. Когда я ещё только начинала сотрудничество с издательством, у него фактически не было специализации. Книги издавались без чёткого плана, подбирались хаотично, по случайному признаку. У издательства не было концепции, не было представления о том, на какую аудиторию должны быть рассчитаны выпускаемые книги.

Постепенно ситуация начала меняться — мы решили сделать ставку на издание книг для детей и юношества. Теперь у нас издаются серии книг, рассчитанные практически на все возрасты, — от малышей до взрослых.

Кроме того, раньше качество издаваемых книг было не идеальное. Некоторые книги были написаны сухим казённым языком, не очень хорошо отредактированы и оформлены. Сейчас мы эту проблему устранили. Даже когда переиздаём старые книги, полностью их переделываем по новым качественным стандартам.

Я всеми силами стараюсь, несмотря на наши скромные финансовые возможности, повышать планку качества публикуемых нами книг. Это относится и к тексту, и к оформлению, и к полиграфии. К сожалению, далеко не все православные издательства с должной серьёзностью относятся к подготовке и изданию книг. А ведь на нас гораздо больше ответственности, чем на светских издателях! Поэтому я поставила за правило, например, не печатать книг на газетной бумаге: даже брошюры у нас изданы на белой офсетной бумаге. Книги большого объёма мы выпускаем только в твёрдом переплёте. Стараемся, чтобы у всех наших книг были красивые качественные обложки и иллюстрации, оригинальное оформление, чтобы их было приятно держать в руках. И, конечно, стремимся отбирать только самые добрые, светлые и радостные произведения для детей, написанные красивым литературным языком. 

Некоторые наши авторы и их книги получили признание у профессионального литературного сообщества и отмечены наградами — например, Ольга Батлер получила за книгу «Тринкет» почётный диплом Международного конкурса детской и юношеской литературы имени А. Н. Толстого. Татьяна Шипошина уже дважды стала лауреатом Международного конкурса имени Сергея Михалкова за свои произведения для подростков. А книгу «Элефантики» Василисы Кошкиной оценили детки-читатели — она стала лауреатом престижного международного конкурса «Книга года. Выбирают дети». Это особенно приятно. Я считаю, что это наша общая победа.

— Какова концепция и специализация издательства сейчас? И какие планы на будущее?

— Изучая рынок православной детской литературы, я поняла, что книги для детей, конечно, выпускаются, и довольно много, но в основном это переложения житий, детские Библии, какая-то вероучительная литература и немного художественных произведений, в которых о Боге и Церкви говорится прямо и открыто, но часто как-то слащаво и слишком уж назидательно. То есть в основном издаются книги, предназначенные для детей, чьи умы и сердца уже готовы к принятию Благовестия, к сознательному вхождению в Церковь. 

Фактически за бортом осталась литература подготовительная, миссионерская, призванная пробуждать в детях любовь к ближним и окружающему нас миру, давать ребёнку духовно-нравственные ориентиры, учить отличать добро от зла и совершать хорошие поступки, — которая подаёт эти вещи в ненавязчивой и удобной для детского восприятия форме. Естественно, есть исключения, но ни одно издательство не ставило ещё задачу планомерного развития детского миссионерского направления.

А ведь подумайте, насколько необходимы подобные книги не только детям, которые растут в православных семьях, но и всему подрастающему поколению! Посмотрите, чем завалены прилавки светских книжных магазинов, я уж не говорю про теле- и видеопродукцию! Во многих произведениях вообще размываются понятия о добре и зле, пропагандируются насилие и разврат, царит откровенная пошлость и бездуховность. И такая продукция предлагается нашим детям! Какое же общество мы получим лет через двадцать-тридцать? Я понимаю, что вряд ли нам одним под силу что-то изменить в масштабе всей страны, но мы хотя бы пытаемся дать родителям и воспитателям альтернативу. Именно с этой целью и была разработана концепция литературно-издательского проекта «Умный + Добрый», который призван пробудить не только умственные способности ребёнка, но и размягчить его сердце, сделать его способным любить и сопереживать другим людям. Мы надеемся, что наши книги помогут детям развиваться более гармонично и в итоге вырасти целостными, созидающими и по-настоящему добрыми и умными людьми. Хочется верить, что со временем мы найдём бо́льшую поддержку и у читателей, и среди управляющих страной структур, и наш проект «Умный + Добрый» перерастёт во что-то большее!

Что касается планов на ближайшее будущее — думаю, что нам стоит идти в сторону ещё более узкой специализации. Издавать книги в любых жанрах, направленные на все возрастные категории, может позволить себе только крупный концерн. Небольшому издательству вроде «Символик» необходимо найти свою нишу и развивать одно направление. За годы существования издательства мы много экспериментировали, смотрели на реакцию читателей, наблюдали и анализировали. И в итоге я пришла к выводу, что нам лучше не распыляться, а сконцентрироваться на книгах для младшего школьного возраста, как, например, издательство «Настя и Никита», — этот возраст почему-то особенно обижен православными издателями. 

Поэтому сейчас мы совместно с Международным творческим объединением детских авторов (МТО ДА) проводим конкурс «Необычайные приключения» на лучшее художественное произведение для детей этой возрастной группы. Я надеюсь, что этот конкурс поможет нам найти много хороших авторов, которые пишут интересные и глубокие христианские произведения для детей. 

Также, я считаю, нам надо больше сосредоточиться на интернет-проектах, чтобы напрямую общаться с нашими читателями, понимать, какие темы для них наиболее актуальны. Поэтому сейчас мы разрабатываем новый сайт издательства, начали вести блог «Вокруг семьи», посвящённый современной семье, детям, книгам и православию. На этих площадках у читателей будет возможность вести диалог с нашей командой и нашими авторами, а также узнать мнения экспертов — священников, психологов, многодетных родителей и других интересных людей — по вопросам, касающимся семейного чтения и досуга, воспитания детей и взрослых в духе православной веры, жизни семьи.

— Чем лично для Вас является работа в «Символике»?

— Для меня работа в «Символике» — это возможность, издавая книги, нести людям Благую Весть, рассказывать им, как прекрасно любить Бога и ближних, творить добро и верить в то, что земная жизнь — только начало чудесного и светлого пути, уготованного нам Творцом.

Также это возможность общаться с творческими православными людьми, учиться у них уму-разуму и истинной христианской доброте — а это такая роскошь в наши дни! Например, на меня как на писателя, издателя и христианина оказало огромное влияние знакомство с детским сказочником Станиславом Брейэром. Этот удивительный человек и замечательный писатель с необычной и трудной судьбой показал мне, какой должна быть подлинная христианская сказка — мудрая, радостная, светлая и прекрасная, от которой щемит сердце, а душа оживает и устремляется к Небу. Его сборник «Город в капле», который для меня было честью издать, не может, как мне кажется, оставить равнодушным ни ребёнка, ни взрослого. Для меня «Город в капле» больше, чем просто книга. Это путеводитель в царство добра, света и любви.

Вообще работа с произведениями для детей, тем более христианскими, — настоящий праздник для души и возможность прикоснуться к чуду. В лучах дивного света, который струится со страниц таких книг, яснее видишь свои собственные недостатки и духовное несовершенство, а от этого появляется желание работать над собой, становиться добрее и лучше.

— Что бы Вы хотели пожелать себе как главному редактору и всей команде «Символик»?

— «Символик» — это очень перспективный проект, который сейчас находится в стадии развития. Про нас пока мало кто знает, но в этом есть и плюс — у нас ещё всё впереди! Чем этот проект станет в будущем, зависит и от руководства издательства, и от его сотрудников, и от авторов, и от наших читателей.

Поэтому я хочу пожелать себе — больше терпения и любви; нашему директору — концентрироваться на главном, думать в первую очередь о пользе, которую мы приносим, а уже во вторую — о прибыли; команде — усиленно трудиться и подходить ответственно и с душой к своей работе; авторам — больше работать над своими текстами, стремиться к более высокому уровню мастерства; а читателям (и маленьким, и большим) — читать побольше добрых и умных детских книг, дарить их друзьям и знакомым, рассказывать им о нашем проекте, активнее участвовать в жизни издательства.

И всем я хочу пожелать: будьте счастливы, и храни вас Господь!

Беседовала Юлия Киреева

24.10.2016